Детский дом семейного типа "Семья Салмановых" в селе Барахты » «Перед тем как пятилетний Ростик задул свечи на торте, пришлось объяснить ему, что такое день рождения»

 
 
 

«Перед тем как пятилетний Ростик задул свечи на торте, пришлось объяснить ему, что такое день рождения»

Автор: Admin от 24-03-2012, 12:34, посмотрело: 2038

0

  Инна АЙЗЕНБЕРГ, специально для «ФАКТОВ»  

«Перед тем как пятилетний Ростик задул свечи на торте, пришлось объяснить ему, что такое день рождения»

Ростислав, которого супруги Салмановы из Васильковского района Киевской области взяли из детского дома, стал 13-м ребенком в семье. Накануне Нового года государство наградило Елену орденом «Мать-героиня»

 

 Когда двадцать пять лет назад жителя Дагестана Фаудина Салманова направили в Украину служить, он и представить не мог, что встретит здесь женщину, которая родит ему шестерых детей, более того, что они с супругой возьмут под опеку еще семерых малышей, от которых отказались родители. Ради семейного счастья Фаудину пришлось пожертвовать военной карьерой, о чем он еще ни разу не пожалел. Небольшой двухэтажный домик в селе Барахты, в котором живут Салмановы, внешне ничем не отличается от соседних.

 «Сын родился 24 августа 1991 года в 7.45 — ровно через 15 минут после провозглашения независимости Украины»

 В уютной, теплой, недавно отремонтированной столовой меня ожидали супруги Салмановы. На столе лежит много фотографий, детские грамоты. Среди этого семейного архива замечаю небольшой нагрудный значок с надписью «Мать-героиня».

 — Эту награду жена получила совсем недавно, но матерью-героиней была всегда, — говорит Фаудин Салманов.

 

 Увидеться со всеми детишками у меня, к сожалению, не получилось: старшие были в школе, младшие — в детском саду.

 

  -  Это наш самый младшенький, — рассказывает Елена Михайловна, не отводя глаз от фотографии пятилетнего Ростика. — Он всего два месяца у нас, но уже стал родным для всех, и сам потихоньку осваивается, играет с другими детками, делится игрушками, спокойнее спит по ночам. Еще недавно это был совершенно другой ребенок. Когда в прошлом месяце праздновали пятилетие сына, прежде чем задуть свечки на торте, пришлось объяснять ему, что такое день рождения. В детском доме Ростик никогда не слышал о таком празднике.

  *Елена Салманова: «С мужем мы познакомились в новогоднюю ночь, это была любовь с первого взгляда. За 27 лет уже 13 детей воспитали и до сих пор живем душа в душу»

  

В комнату вбегает восьмилетняя Катя, которая в тот день не пошла в школу из-за простуды. Она крепко целует маму и подходит к отцу, прячась за его широкую спину. Девочка смущается и радуется незнакомой гостье, но через пару минут уже показывает мне игрушки: «Это моя собачка, а это медведь Вики. Сестра сейчас в школе, но скоро будет большая перемена, и она придет домой перекусить». Не успевает Катя договорить, как в дом заходят две красиво одетые девятиклассницы — Настя и Галя.

 

 

— Пообедать пришли, — объясняет Елена Михайловна. — На переменах домой приходят, школа ведь через дорогу.

 

 Спустя минуту в дом влетает подросток лет четырнадцати. Вежливо поздоровавшись, протягивает руку и деловито представляется: «Коля». И сразу же обращается к Елене Михайловне: «Мы что, завтра в боулинг играть едем? Я не могу — у меня баскетбол».

 

А ты не любишь боулинг? — спрашиваю я удивленно.

 

  — Люблю, конечно, но баскетбол тоже очень нравится, — говорит Коля. — Я ведь не могу подвести ребят. У нас в среду намечается игра, и мы должны выиграть.

 

 Пообедав, дети опять убежали на занятия.

 

  — С мужем мы познакомились в новогоднюю ночь, это была любовь с первого взгляда, — рассказывает женщина. — Накануне меня весь день не покидало предчувствие: в новом году должно произойти что-то необычное. Так и случилось (смеется). Через полгода сыграли свадьбу. Спустя девять месяцев родилась наша первая дочь, а через три года — вторая. Муж тогда работал в милиции: куда его отправят — туда и я с детьми, как настоящая жена декабриста. Сколько сменили съемных квартир в разных городах! Узнав, что ношу третьего ребенка, Фаудин сразу сказал: «Мальчик будет. Богданом назовем». Угадал. Сын родился 24 августа 1991 года в 7.45 — ровно через 15 минут после провозглашения независимости Украины. Врач сказал, что Богданом нужно называть, как ни крути. Мы с мужем только переглянулись и рассмеялись.

 

 Фаудин оставил службу, и мы переехали в село к моей маме. Начали осваивать фермерство: купили скотину, продавали мясо. С утра до ночи с мужем были то в поле, то на базаре. Узнав, что у нас появится шестой ребенок, говорю маме: «Опять беременна». А она только улыбнулась: «Ты по праздникам детям десять бананов покупаешь — по два на каждого, — теперь будет на два больше. Справимся. Где пятеро — там и шестеро».

 

 Я работала до девятого месяца, времени и сил ходить по врачам не было. Но всегда знала: какого малыша Бог даст, такого и будем любить. Когда ложилась в роддом, меня уже узнавали все врачи, с мужем здоровались за руку. Роды прошли тяжело, нас с сынишкой буквально вытянули с того света. И в это время у меня было видение: надо мной нависло облако, которое говорило: «Твой ребенок не будет похож на остальных, он родится особенным. Имя ему — Власть и Слава». Очнулась от детского крика. Врач протягивает мне малыша: «Поздравляю, мамаша, у вас мальчик. Как назовете?» — «Владислав».

 

 Ребенок и вправду не похож ни на кого из старших: левой рукой справляется лучше, чем взрослые правой. Даже куртку надевает через левую сторону. Кстати, в какой-то степени благодаря Владику мы и поняли, что должны помогать другим деткам.

 «Приемные девочки окунали пакетик в кипяток и с любопытством смотрели, как вода становилась коричневой. Они такого раньше не видели»

 

  — В шестилетнем возрасте Владик катался на велосипеде, выехал на дорогу, и его сбила машина, — продолжает Елена Салманова. — Авария была жуткой. Я в это время находилась дома, занималась консервацией. Вдруг кто-то из соседей бежит во двор и кричит: «Беда! Владик под машину попал!» Я бросилась к сыну, слезы ручьем, и чувствую — асфальт из-под ног уходит, я падаю. От потрясения у меня отнялись ноги. Я лишь смотрела на своего ребенка, лежащего без сознания в луже крови. Нас увезла «скорая».

 

 В больнице мы были около месяца. Все это время из соседней палаты доносился детский плач. Не выдержав, я однажды заглянула в комнату и увидела, что на кроватке лежат две сестрички, укутанные в простыни. Девочки боялись любого шороха, сразу же начинали плакать, если слышали шаги. К ним никто не заходил, кроме медперсонала. Врачи рассказали, что малышек забрали у родителей и после лечения поместят в дом малютки.

 

 Вскоре сына выписали, и мы вернулись домой. Через два года, увидев в газете фотографию этих сестричек с подписью «Детям нужна семья», мы с мужем сразу их узнали и решили: «Мы и есть та семья». Приехали в детдом, познакомились с Викой и Катей. Взяли девочек на День святого Николая погостить. Малышки сразу к нам привязались, особенно Катя к Фаудину — они и по сей день не разлей вода. Пока оформляли документы, сестрички жили в детском доме. Когда приехали их забирать, нам воспитатель говорит: «Ну слава Богу, пришли. Они уже вторую неделю от окна не отходят, вас высматривают». Так у нас появилось восемь детишек.

 

— Не было страшно?

 

  — Ну разве с таким мужем можно чего-то бояться, — улыбается женщина, заботливо беря супруга за руку. — Я за ним как за каменной стеной. Уверена: пока он рядом, наша семья в безопасности.

 

 Сперва девочки были очень напуганы. Вика, старшая, постоянно жаловалась на зубную боль. Когда попросила ее открыть рот, увидела, что зубы у нее в два ряда — коренные и молочные, — многие уже испорчены. Быстро схватила ребенка — и к стоматологу. Врач была в ужасе. «Вы мать? — спрашивает меня. — Как такое допустили?!» Разве могла я сказать, что девочка у нас всего месяц? Для нас все 13 детей — одинаково любимые и мы о каждом заботимся.

 

 Катя, младшенькая, всем, кто ни зайдет в гости, предлагала чай. Только и слышали от соседей: «Какие гостеприимные девочки!» А дело оказалось вот в чем: Катя и Вика никогда не видели, как заваривается чай. Стоило кому-то попросить чаю, Катя звала Вику, они по очереди окунали пакетик в воду и смотрели, как вода становилась коричневой от заварки.

*В семье Салмановых есть одно железное правило: в восемь часов вечера все собираются за ужином. А на большие праздники приезжают дети, которые уже живут отдельно

 

 С каким трудом дети резали хлеб, особенно Олежка, которого мы взяли позже. Мальчик боялся притронуться к ножу: не знал, что делать. Но я не помогала — стояла в сторонке и подсказывала. Моя мама от страха обливалась потом, глядя на это, а я ей говорила: «Пусть сам учится, как в обычной семье».

 

 Я недавно подрабатывала поваром в аграрной фирме, нужно было в день накормить сто человек. Если бы не дети, сама бы никогда не справилась: они и «оливье» готовили, и картошку чистили, резали, жарили. Каждое блюдо старались еще и украсить. Старшие помогают младшим делать уроки, я ведь за всеми не успеваю.

 

  — Мы никому не навязываем свое мнение, но одно правило у нас все же есть: в восемь часов вечера собираемся за ужином. Обсуждаем планы на завтра, каждый рассказывает, как прошел день, — продолжает Елена. — На праздники приезжают все дети. Ведь в нашей семье соединились две веры — христианство и ислам. Отмечаем как Пасху, так и Рамадан.

 

— Как вы нашли остальных пятерых детишек?

 

  — С каждым нас судьба сводила по-разному, — рассказывает Фаудин Муталибович. — Как-то Янина, наша младшая дочь, поехала в лагерь. С ними отдыхали воспитанники из детдома. Она звонит на второй день и говорит: «Папа, тут такой хороший мальчик! Давай его возьмем к нам жить!» Даже не видя этого ребенка, мы пошли в Васильковский опекунский совет просить, чтобы ему разрешили погостить у нас неделю. Когда Колю провожали обратно, он смотрит мне в глаза и говорит: «Я хочу у вас остаться». Я его только обнял, потому что не смог подобрать слов.

 

 Дети постоянно рассказывали о своих друзьях из интернатов. Вот мы и решили увеличить нашу семью. Ездили в детдома, привозили воспитанникам одежду, конфеты. Очень тяжело и больно там бывать. Одни дети умоляюще смотрят, другие бросаются в ноги и просят, чтобы их забрали.

 

— Дети вспоминают свои прежние семьи?

 

  — Нет. Они не рассказывают, а мы не расспрашиваем. Зачем их лишний раз травмировать? Я вам скажу из своего опыта: если ребенка вовремя не забрать в семью — это сломанная судьба.

 

— Малыши тяжело адаптировались?

 

  — Кто как. Коля на второй день начал нас мамой и папой называть, а Олегу потребовалось время. Пожалуй, он был одним из самых трудных деток. Когда мы приехали в детдом с оформленными документами, воспитатель говорит: «Сейчас переоденем Олега и будете ехать». Я удивился: «Он ведь уже одет — джинсы, теплая куртка…» — «Так это детдомовское. Нам и других детей надо показывать». Через десять минут приводят малыша в старой куртке, коротких штанишках, которые еле коленки прикрывают. Мы отправились в магазин за одеждой.

 

 Как только зашли домой, Олег стал вести себя, словно вожак стаи. Наверное, хотел показать, что сильнее других, привык выживать. В ссоре мог укусить, ущипнуть, что-то забрать. У нас дети к такому не привыкли, начали смеяться. Жена и объясняет Олегу: «Будешь других обижать — засмеют, а будешь помогать — и они помогут». Подарили ему мягкую игрушку, он долго не играл с ней, и я спросил: «В чем дело? Тебе не нравится?» — «Очень нравится, но она же новая, ее, наверное, нельзя трогать…»

 

 Первые ночи в новом доме Олежка не мог уснуть: ему снились кошмары, он страдал энурезом, дергался, кричал, даже глазки слегка косили. А в медицинской карте на последней странице была приписка: «Рекомендовано специализированное учреждение». Лена ее сразу порвала со словами: «Это мой ребенок, а у меня все дети будут здоровыми». Олега мы вылечили.

 

 Словно в подтверждение этих слов в комнату вбегает девятилетний Олежка. Мальчонка тянет маму за рукав, чтобы та посмотрела с ним телевизионную передачу об автомобилях. «Когда вырасту, у меня будет вот такая машина», — заявляет ребенок, показывая пальцем в экран телевизора. Заметив меня, Олег приветливо поздоровался и принялся радостно рассказывать мне о преимуществах этой машины.

 

  — С Олегом поначалу было сложно, — рассказывает Елена Михайловна. — Мы брали его на ночь к себе в постель. Как только видела, что ребенок дергается, кричит, сразу же клала ему руку на лицо: он, даже не просыпаясь, чувствовал мое присутствие и успокаивался. Так было по несколько раз за ночь. Потом сын стал спокойнее. А через полгода косоглазие и нервные подергивания прошли. Самое главное — это любовь. Раньше ее ребенку недоставало, вот он и пытался выжить всеми способами, а сейчас, когда увидел, что к нему относятся хорошо, стал добрее. Теперь помогает адаптироваться Ростиславу, который у нас всего пару месяцев.

 

— Как вы обеспечиваете такую семью?

 

  — Выкручиваемся, как можем. Продукты в основном берем с огорода. Но ведь детям нужны еще и одежда, и учебники, и лекарства, и образование. Пока справляемся. Государство помогает. Бывает и такое, что деньги детям задерживают, а за учебу, например, нужно платить в начале каждого месяца. Занимаем деньги у соседей.

 

 Я на работе с утра до вечера: организовываю банкеты, работаю директором дома культуры. Муж трудится летом на огороде, а зимой — в котельной. И детей учим, что в этой жизни надо уметь заработать на кусок хлеба. Мы каждому хотим дать образование. Старшие дочки уже окончили столичные университеты и работают в Киеве. Богдан недавно вернулся из армии, сейчас учится в Киевской академии речного и морского транспорта. И других деток тоже поставим на ноги: Рамазан хочет стать медиком, будет поступать в училище после девятого класса. А Коле все науки даются легко, он еще ученым у нас станет!

 

«Дети постоянно рассказывают нам о своих друзьях из интернатов, — говорит Фаудин Салманов. — Вот так наша семья постепенно увеличивается»

 

 Нас очень поддерживают районный и сельский советы: помогают одеждой, выделяют путевки — дети каждый год ездят на море. Обычно их сопровождаю я, а в этом году и мужу дали путевку. Ведь детей много, мне одной сложно за всеми уследить. Мы очень благодарны главе Васильковского районного совета Олегу Мазепе, депутату Киевского областного совета Сергею Мазепе, главе Васильковской районной госадминистрации Владимиру Сабадашу. Огромное спасибо школьным учителям и воспитателям детского сада, которые помогают нашим детям адаптироваться в новом коллективе. У нас вообще село очень дружное. Этим летом срочно понадобились деньги сыну на учебу — соседи сразу откликнулись, дали в долг нужную сумму. Никогда не было такого, чтобы нам отказали в помощи.

 

— Планируете еще брать деток? — спрашиваю у Фаудина Муталибовича.

 

  — Конечно! Только нам уже тесно в доме. Зимой затеваем ремонт, и если к лету закончим, наша семья пополнится. Перед тем как оформить опеку, мы знакомимся с ребенком, на несколько дней берем его к нам погостить, чтобы быть уверенным, что комфортно будет и малышу, и остальным детям. Даже не представляю, как может быть без детского гама, смеха, разбросанных игрушек. Что ни говорите, но ребенок должен расти в семье.

 

 

Категория: ---

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.